Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

Проезжая мимо смерти

В тот день я наметила себе свалить пораньше из офиса, прикрывшись поездкой в министерство сельского хозяйства за лицензиями. Попращавшись с девченками и отчитавшись перед начальством, я вышла в теплую апрельскую погоду, предвкушая прекрасную поездку в центр и прогулку по старым улочкам Минска.

Завершив дела в министерстве, я спустилась в подземный город побродить по магазинам и присмотреть туфли к моей свежеполученной зарплате. Побродив где-то с полчаса, я было направилась к выходу, но справа от  меня был магазин Axis, который я почему-то пропустила. Зная, что в Аксисе на мою зарплату я все равно смогу купить себе только шнурки, я зашла, чтобы пооблизываться. Гуляя между зимней распродажей и летней коллекцией, не заметила, как прошло еще 15 минут. Захотелось есть.
Поднявшись на улицу я подошла к входу в метро, который был перетянут желтой ленточкой. Оглянувшись, я увидела толпу народу. "Блин, пронеслось в голове, опять что-то чинят как обычно...." Людей на остановке автобуса становилось все больше и больше. Все ждали "сотку". Одна за одной сотки пытались зачерпнуть в себя как можно больше пассажиров, но это получалось хреново.
Я втолкнулась в третий по счету автобус и сразу об этом пожалела. Не было никакого смысла держаться за поручни. Совершенно достаточно было повиснуть на близстоящих гражданах и уснуть.
Автобус ехал бесконечно медленно, в центре были пробки. Знаете, Минск- это не Москва, и пробки в Минске- это нечто такое немного из ряда вон выходящее. Тем более для автобусов. Народ начал возмущаться всем чем можно, начиная от по соседству стоящего мужика с пакетом и заканчивая правительством (ну куда ж без него). И вот проезжая мимо центра, мы увидели машины скорой помощи, милицию и еще каких-то непонятных людей снующих туда-сюда. А потом я разглядела пакет. такой нежно-голубого цвета пакет, закрывающий часть тела, лежащего на асфальте. "Инфаркт, что ли"- подумала я. Знаете, вот когда видишь чью-то смерть, всегда такой резкий вдох и мысль- умер. Я вообще очень минимально сентиментальничаю, но эта какая-то древняя реакция- "вдох-мысль"

А потом с плавным течением автобуса между машин и людей, к нам просачивалась информация обрывками фраз "терракт", "взрыв в метро", "погибшие"....

На какой-то из остановок в толпе людей я увидела своего на тот момент актуального парня. он тоже увидел меня, улыбнулся с облегчением и помахал мне рукой. В тот момент он пытался дозвониться своей сестре.

Мне позвонила подруга со словами "С тобой все в порядке?"- "Да"- "До связи, буду обзванивать дальше"

Чтобы добраться до дома, мне потребовалось два с половиной часа, вместо обычных 25ти минут. Войдя в квартиру, я услышала как плачет моя тетя. По телевизору показывали метро, пробки и милиционеров.

Так мы узнали, что в метро произошел взрыв и погибли люди. На той ветке, по которой я каждый день ездила на работу и домой, на той станции, которую я бы проезжала, не зайди я в Аксис.

Потом были расследования, 2 совершенно абсурдных подозреваемых- токарь и слесарь, а летом их расстреляли. В Беларуси до сих пор есть смертная казнь. Люди говорили, что это был самый зверский способ отвлечь нацию от экономического кризиса, обрушившегося на страну за три недели до проишествия. Фраза эта впервые услышенная вызвала во мне реакцию "вдох- мысль". Осознание смысла терракта было чудовищнее самого терракта.

Вечером того нестандартного дня президент Беларуси со своим шестилетним сыном стояли на развалинах пола в метро среди следов наскоро прибранных человеческих останков. От этой картинки хотелось плакать и тошнить одновременно.

Потом еще будет фильм про каждого из пятнадцати погибших, будут суды и выплаты компенсаций, будут толки, будет уродский памятник, будет милиция на входе в метро. Будут люди, как тот пол в метро- развороченные, но залатанные быстрым приказом властей.

Я не буду сейчас говорить о памяти погибшим и минуте молчания. Это чужая боль. Я не имею никакого права ее испытывать. Единственную боль, которую я испытать могу спустя три года- эта боль за ту меня в автобусе, резко вдыхающую обрывки воздуха между пассажирских тел, боль за меня, пронизанную мыслью о том, что я проезжаю мимо смерти. Что я еще пока проезжаю мимо, что пока еще это не моя станция, не моя и не моих родных. И в ушах звенит голос вагонов метро "Станцыя Кастрычницкая. Канцавая...."
Collapse )